Военный гений Суворова

Великие сражения
Один из самых ярких и талантливых русских военачальников, все о нём слышали, но мало кто читал о боевых действиях, с ним связанных. А между тем, это похоже на захватывающий художественный роман - настолько невероятны некоторые детали сражений.

В русской и российской истории, огромное количество материалов, по которым нужно снимать фильмы, рисовать патриотические комиксы и писать короткие рассказы, адаптированные для младшего возраста. Почему мы этого не делаем? Отчего не гордимся славными победами? Кто и когда посчитал, будто это не приемлемо? Пора менять приоритеты.

Часть 1. Штурм Измаила

Этот город-крепость, русские войска брали три раза: в 1770, 1790 и 1809 годах. В первых двух случаях, город был по истечении некоторого времени возвращён османам. И только после 1809-го года — навсегда остался в Российской Империи.

Первый штурм

В первую турецкую войну 1768 — 1774 годов, после успешных действий русской армии на полях сражений, турки сменили тактику и стали искать спасения в крепостях. Главнокомандующий российских войск Румянцев, послал князя Репнина выбить их из Измаила и 26 июля 1770 года, после небольшого сражения под стенами крепости, твердыня сдалась.

В 1774-ом году Российской империи понадобился мир, для перегруппировки войск и отзыва главных сил на борьбу с армией Пугачёва. С османами был срочно заключен Кучук — Кайнарджийский мир, по которому уже русский Измаил, был возвращён турецкому правительству. Рекомендую к прочтению по теме: Суворов против Пугачева-2. Что скрыли восстанием Пугачева?

Снова у стен Измаила

Результаты первой кампании, по большому счёту, не устраивали обе стороны, а раз так, то следующая война была делом времени.

Второй штурм Измаила, произошёл на завершающем этапе русско — турецкой войны 1787 — 1791 годов. Для турецкой короны и эта война шла не удачно, их армия терпела одно поражение за другим, кроме того, лишилась нескольких крепостей недалеко от Измаила. В казавшийся неприступным бастион, со всех сторон стекались остатки разбитых османских гарнизонов и линейных частей. Вопреки устоявшемуся мнению и батальным картинам, Измаил представлял собой нестандартную крепость.

Построенный французскими инженерами, он воплощал в себе последние инженерные разработки в оборонном деле. Основу укреплений составляли высокие земляные валы, с выкопанным перед ними глубоким рвом. На валу, в специальных капонирах, были установленные многочисленные пушки. Такое устройство укреплений, должно было снизить разрушающую эффективность артиллерийского огня нападающих. И лишь крайний левый бастион Измаила, примыкающий к реке, был традиционно каменным.

Главнокомандующий русской армией князь Григорий Потёмкин-Таврический, после нескольких безуспешных попыток штурма (надо учесть, что атакующих было меньше, чем осаждённых), решился на последний шанс — вызвал А. В. Суворова (с которым имел довольно напряженные отношения).

Чудо-богатыри и Суворов

Суворов ждал этого — штурм Измаила был своеобразным вызовом его полководческому таланту. Он незамедлительно выехал к крепости, призвав подкрепления и заворачивая обратно отходящие на зимние квартиры войска. Сам он был в таком нетерпении, что за несколько километров до цели оставил охрану и пустился вперёд на лошади, в сопровождении только одного казака, который вёз личные вещи командующего.

Проведя рекогносцировку, приказал обложить город и выстроить неподалёку полную копию укреплений, на которых стали обучаться штурмовые отряды. Прибытие легендарного полководца, вызвало подъём настроения в войсках, он лично обходил биваки и сидел у костров с солдатами. Для обеспечения и мотивации боевого духа, не обошлось без приманки — по традиции того времени, город был обещан солдатам на разграбление, сроком на три дня.

Всего на подготовку ушло 6 (шесть) дней. Каждую ночь пускали сигнальные ракеты, приучая турок не реагировать на них. Раньше Суворов всегда сам возглавлял штурмовые колонны на самом важной участке, вот и в этот раз встал во главе отряда, напротив самой укреплённой части стен и… никуда не пошёл. Турки знали нашего полководца, понимали на что он способен, поэтому повелись на такую приманку и оставили многочисленные войска, именно на этом направлении. А нападавшие штурмовали город с трёх других сторон, в тех местах, где укрепления были слабее всего.

Штурм предваряла мощнейшая артподготовка, которую вели в том числе с кораблей — сместив весь груз на одну сторону, создав таким образом возвышение и возможность стрельбы навесной траекторией (это было применено впервые). Атаки производились с 5 часов утра со всех сторон одновременно, а со стороны реки высадился десант. Бои на валах были очень кровопролитными, турки храбро защищались, а русские войска, также храбро наступали.

Тем не менее, меньше чем за час, внешние укрепления были захвачены, а ворота открыты, через них в город устремилась кавалерия и ввезли полевые орудия. И тут началось самое кровавое — городские бои. Улицы перед пехотой простреливались картечью, а после начиналась зачистка — каждый дом отстреливался. К двум часам дня, все пехотные колонны достигли центра Измаила, а к 16-ти часам, последние защитники крепости были убиты. Измаил снова пал…

Въезд Суворова в покорённый Измаил

По праву победителя

Суворов, при всей его гениальности, был человеком своего времени и не чурался присущих тому времени жестокостей. Участвовал в подавлении бунтов и восстаний, поощрял (полезную для успеха дела) алчность у страждущих и в сентиментальностях замечен (слава Богу) не был. После очередного падения, Измаил был отдан победителям на три дня — как и было обещано…. По словам иностранцев (безусловно, насквозь лживых), они ходили по улицам города по щиколотку в кровавой грязи, а трупы турок потом скидывали в Дунай в течении шести дней (это факт).

По истечении трёх обещанных дней, Суворов поставил начальником гарнизона Кутузова (того самого) и приказал навести порядок. В городе открыли огромный госпиталь, по всей крепости были расставлены караулы. Порядок и дисциплина были восстановлены. Всего во время штурма и после него, погибло около 26 тысяч турок и ещё 9 тысяч попали в плен. Русские потеряли чуть больше пяти тысяч убитыми и ранеными.

Такое стремительное взятие Измаила, резко шокировало самоуверенную Европу, а в Турции просто началась настоящая паника. Она была такой сильной, что из близлежащих городов разбежалось население, боясь как бы их не постигла участь Измаила. Суворов вполне ожидаемо надеялся получить за свой подвиг чин генерал — фельдмаршала, но Потёмкин дал ему только медаль и подполковника Преображенского полка. Сам же Потёмкин, за Измаил получил гораздо больше — Таврический дворец, фельдмаршальский мундир шитый алмазами и памятный обелиск в Царском селе (всё как всегда).

Третий штурм

По условиям Ясского мира 1791 года, Измаил снова возвратили туркам (правда все укрепления были предусмотрительно срыты). Во время следующей русско — турецкой войны 1806 — 1812 годов, Измаил неоднократно осаждался нашими войсками, но по неимению осадной артиллерии, они не могли приступить к правильной атаке.

Штурм начался только в сентябре 1809-го года, всего несколько бомб и брандскугелей, точно заброшенных в город, произвели ужасающей силы пожар и взрыв арсенала. Гарнизон города, памятуя о бесславной судьбе предыдущих попыток обороны, решил за лучшее сдаться. Взятие Измаила в 1790-ом году — это славная веха в русской военной истории, безусловно достойная собственного дня воинской славы.

взятие Краковского замка Суворовым

Часть 2. Рейд Суворова в Польшу

Часто от наших либералов можно услышать обвинения А. В. Суворова, в подавлении восстания поляков. При первом ознакомлении с темой, становится понятно, что это всё ложь и полякам, пожалуй, следовало бы навалять и посильнее за ту подлость, что они совершили.

Курс на ликвидацию Польши

Наверное нет в Европе народа склочнее и подлее, чем польские паны. Хоть по крови они и родственники славянам, но как говорится — в семье не без урода…. При любой возможности, они пытались поживиться за счёт других славян, да и сейчас не оставляют своих попыток. И что особенно гадко: другие народы их не интересуют — накидываются (почти) исключительно на своих кровных родственников — натурально, гиены!

Один из таких случаев, послужил поводом к очередному разделу некогда мощного государства Речи Посполитой, лишившего её остатков былой независимости. В 1772-ом году, после очередной польской междоусобицы, Россия, Пруссия и Австрия заключили соглашение о (первом) разделе Польши. После чего, о шляхте на некоторое время забыли. Через несколько лет в 1787-ом, Екатерина II предложила своему бывшему любовнику Станиславу Понятовскому, которого она сделала королем Польши и Великим князем Литовским, вступить в военный союз с Россией, направленный против Турции.

С другой стороны, прусский король Фридрих-Вильгельм II, боявшийся усиления России и Австрии, пообещал польскому Сейму всё, что только их ляшская душа попросит. Шляхта, понятное дело повелась и доверилась пруссакам, следствием чего стал государственный переворот. Дело шло к новой междоусобице и войне. Россия не стала дожидаться распространения революционной заразы (имея в уме кровавые события во Франции), ввела в Польшу войска и одержала несколько побед над повстанцами.

Видя такое дело, прусский король плюнул на обещания полякам и присоединился к русским. В январе 1793-го года Пруссия и Россия, разделили Польшу второй раз. Россия тогда получила её восточную часть (значительную часть современной Белоруссии и Левобережной Украины). Пруссии отошла западная часть Польши. В крупных польских городах (в том числе в Варшаве), зная склочный и вздорный польский характер, разместились русские военные гарнизоны, что делало польскую независимость весьма условной.

пленных русских солдат из гарнизона, ведут по Варшаве

Варшавская (резня) заутреня

Ляхи не были бы ляхами, если бы они на этом успокоились. Шляхта снова поднялась на Россию. В этот раз предводителем восстания был выбран​ Тадеуш Костюшко, профессиональный военный, прославившийся в войне за независимость США. Воевал он и в революционной Франции, что позволяло ляхам надеяться (как они думали) на помощь французов. Было спланировано и осуществлено нападение на русские гарнизоны в Варшаве и Вильно.

Особую подлость составляло то, что нападение задумали на Пасху, во время праздничных богослужений, увольнительных и всеобщей расслабленности. К взбунтовавшимся горожанам, присоединилась и польская армия, хотя война России объявлена не была. Даже личная гвардия короля, бросила свои посты во дворце и радостно отправилась резать русских, громко выкрикивая популярный сегодня в Украине лозунг: «Москалей — на ножи!».

Так, ​ 3-й батальон Киевского гренадёрского ​ полка,​ причащавшийся в​ этот​ день​,​ был​ захвачен​ в храме (естественно) без​ оружия​ и​ почти полностью уничтожен​ разъярённой​ толпой.​ Пощады не давали никому. Отдельные части варшавского гарнизона, вынуждены были в штыки пробивать себе дорогу из города. Следует отдельно упомянуть,что прусские войска, по договоренности с польским королем, были заранее выведены за город! То есть они были в курсе намечавшегося убийства союзников, но ведь это русские… ничего в Европе не меняется!

А. А. Бестужев-Марлинский писал о тысячах вырезанных русских, сонных и безоружных, застигнутых врасплох в домах, которые они считали дружескими. Некоторые из них были убиты в постелях, на сборах к Светлому Празднику или на пути в церкви.

Все они не имели возможности ни защищать себя, ни бежать и погибали, проклиная судьбу за невозможность отомстить негодяям. Хотя некоторым из офицеров и удалось оказать единичный, неорганизованный отпор ляхам, но вот скрыться получилось лишь у единиц. В ходе предательской резни, было убито 2265, а ранено всего 122 человека. Вопреки всему, большей части расквартированного русского гарнизона, удалось вырваться из Варшавы. 

Эти драматическое событие в XVIII веке называли «польская Варфоломеевская ночь», а в историю оно вошло, как «Варшавская заутреня».

штурм Праги, план сражения

Пойдём и покажем, как бьют поляков!

Когда Екатерине II донесли о случившемся в Варшаве погроме, то по свидетельствам приближённых, она была в бешенстве, топала ногами и стучала кулачками по столу…

Главное командование русскими войсками, Екатерина II поручила политически выдержанному графу Румянцеву. Старый и больной полководец сделал то, что должен был — вызвал в Польшу Суворова, причём, без разрешения императрицы. Чего ему было терять? Екатерина желая оставить в этой истории свой решительный след, задним числом написала: «Я послала две армии в Польшу — одну действительную, другую Суворова». 

Суворов же, получив приглашение от Румянцева, тут же воскликнул: «Пойдём и покажем, как бьют поляков!». Шансов у ляхов с того момента, не было никаких. В своём фирменном стиле — стремительным маршем, 8-тысячный отряд Суворова подошёл к Варшаве, попутно разбив несколько превосходящих по численности польских отрядов. Одно только известие, о появлении известного русского полководца с его чудо-богатырями, деморализовало смелых до того пшеков.

Соединив свой отряд с двумя другими, Александр Васильевич вывел их к Праге — укреплённому предместью Варшавы. Противоборствующие силы были примерно равны, но полякам от этого легче не становилось. Паны думали, что Суворов будет рассуждать как они и ограничится осадой. Наивные, они не унывали, надеясь что всеобщее восстание народа, побудит Францию оказать дипломатическое давление на Россию и это сразу даст другой оборот делу. Мечтатели, блин, это ж европейцы!

Суворов был не тем человеком, который будет сидеть в осаде и начал немедленно готовить штурм. Солдатам передали его слова: «В дома не забегать, просящих пощады — щадить, безоружных не убивать, с бабами не воевать, малолетков не трогать». И с восходом солнца следующего дня, штурм начался. Поляки бились ожесточённо, в атакующих стреляли изо всех окон и дверей, что естественно вызывало защитную ответную реакцию — солдаты врывались в дома и в дыму, выстрелах и взрывах, нейтрализуя всех, кто был перед ними. Все хотели выжить.

Защитники Праги, в конце концов не выдержали напора русских воинов и побежали к мосту ведущему в Варшаву, но его поджог один из наших отрядов, отрезав им тем самым путь к отступлению. Жестокое сопротивление, справедливость мести за погибших в гарнизоне, и подлость нападения — требовали отмщения. В городе со страшным грохотом и последствиями взорвался пороховой магазин, предместье горело со всех четырёх сторон.

Ещё недавно насмехавшиеся над русскими, остатки выживших сбились в кучу у сгоревшего моста: «Нет никому пардона!» — кричали наши солдаты. Месть за польское вероломство и подлость свершилась… Рекомендую к прочтению по теме: Поляки – те еще вояки…

«Резня в Праге», художник​ А. Орловский, 1810 г, нет никому пардону!

Ура, фельдмаршал!

На встрече с послами от польского короля, Суворов сказал так: «С Польшею у нас войны нет. Я не министр, а военачальник: сокрушаю толпы мятежников».​ Вступая в распластавшуюся ниц Варшаву, Александр Васильевич проявил в очередной раз мудрость и гуманность по отношению к поверженным полякам, взяв в город только те полки, которые не были в составе вырезанного гарнизона, иначе продолжения мести было не избежать.

Войска вступили в ворота польской столицы гордо, с распущенными знамёнами, граф Суворов ехал в простом мундире, подчеркивая тем самым незначительность повода. На мосту он был торжественно встречен магистратом, с подобострастием преподнесшим ему символические ключи от города, а также мещанами с хлебом и солью. Лицемерные потомки Ляха, вышли на улицы и вне себя от радости по минувшей их участи, кричали «Виват Екатерина! Виват Суворов!».

Ещё бы не виват, когда им такого пендаля наподдали… Далее состоялся обмен краткими посланиями. «Ура! Варшава наша!» — написал Суворов императрице. «Ура! Фельдмаршал!» — отвечала ему Екатерина. Александру Васильевичу был пожалован чин фельдмаршала и имение в 7 000 душ. Сбежавшие и бросившие ранее русских на расправу пруссаки, также отметились и наградили его орденами Чёрного и Красного орла, а австрийский император, даже прислал Суворову свой портрет.

Пленных фельдмаршал отпустил, издал приказ об амнистии, после которой все повстанцы сложили оружие. Польский король Станислав — Август решил, что такое королевство ему не нужно, отрёкся от престола и перебрался в Петербург, поближе к адекватным людям. Польское государство было наконец ликвидировано. 24 октября 1795 года в Петербурге, была подписана очередная трёхсторонняя русско-прусско-австрийская конвенция о третьем разделе Речи Посполитой.

Упоминания о резне в Варшаве и Вильно, выбиты среди великих побед польского оружия, на мраморных плитах Могилы неизвестного солдата в Варшаве. Вместе с ними указаны и такие победы, как взятие Москвы в 1610-ом году и Берлина в 1945-ом, а также Бородино в 1812-го. Нужен четвёртый раздел…

Послесловие

И напоследок, ещё цитата из Булгарина: «Добрый генерал, рассказывая мне о пражском штурме, был в сильном волнении, и даже несколько раз утирал слезы. «Ад, сущий ад!» — повторял он несколько раз. Вы, без сомнения, не раз слышали шуточную поговорку: «Русскому здорово, а немцу смерть!»

Рассказывали, что эта поговорка родилась именно на пражском штурме. Штурмующие ворвались в одну из аптек пригорода и обнаружили там большущую бутыль чистейшего спирта. Решив снять таким образом стресс, стали его натурально распивать и нахваливать. И надо же было в то время, пробегать мимо коновалу от артиллерии — немцу от роду.

Запыхавшийся коновал, решив что солдаты пьют воду (это только немец мог так предположить), принял от них чарку, выпил махом и тут же свалился, померев через несколько минут. Когда Суворову донесли об этом происшествии, он сказал: «Вольно же немцу тягаться с русскими! Русскому здорово, а немцу смерть!» Так-то! 

Продолжение читайте в следующих статьях…

Копирование текста, только с указанием имени автора и активной ссылкой на сайт — первоисточник: Великая Евразия.

Приглашаю читателей на мою волну Яндекс — Радио: иностранный хард, немного русского рока, музыки 80-х и 90-х, инструментальной музыки в неповторимом миксе.

})
Оцените статью
Великая Евразия
Добавить комментарий