Тайны русских заговоров: язычество или христианство?

Вера наших предков
Есть ли область народного творчества более загадочная и притягательная, чем колдовство, волхование и гадания?

Заговоры, волхование, колдовство, откуда они пришли в народную повседневную жизнь? Где их истоки, что легло в их основу? Если вы считаете, что всё здесь понятно и однозначно, то сильно ошибаетесь. На этот счёт существуют диаметрально противоположные точки зрения учёных.

Продолжение, начало читайте в статьях: Языческий Первомай под красным стягом / Что лежит в основе русского язычества?  Публикация подготовлена по материалам доктора исторических наук, профессора А. В. Пыжикова.

Наука или мракобесие?

М. Нестеров «За приворотным зельем»

Как я уже писал в предыдущих статьях, всплеск интереса ко всему народному в России, наблюдался с середины XIX века. Лучшие гуманитарные умы той эпохи пытались наперебой разобраться с составляющими фольклора: обрядами, сказками, былинами, заговорами и верованиями. Учёные этнографы, лингвисты, историки и философы посвящали этой модной тогда теме свои труды.

Следует отметить, что русскими заговорами считали не зазорным заниматься такие гранды, как И. П. СахаровВ. И. Даль и конечно, Ф. И. Буслаев требовавший вопреки протестам церкви и власти, признать заговоры одним из видов фольклора. В качестве одного из главных аргументов он приводил пример Германии, где небезызвестные братья Гримм с единомышленниками, уже проделали ту же работу.

Как известно, у нас в Отечестве ссылка на подобное за рубежом, имеет чуть не мистическую силу, а тем более Германия — «святое» место для многих официальных историков, ведь именно оттуда вышли и «пролили свет знаний» на русскую историю Миллер, Шлёцер и Байер. Ввиду этого обстоятельства, отсылка Буслаева на немецкий опыт, была совсем не лишена смысла и возможно сыграла свою роль.

Сформировались целых три школы, направления изучений заговоров: мифологическая — А. Н. Афанасьев (искавшая смысл, истоки заговоров в мифах и сказаниях), историческая — Александр. Н. Веселовский (уделявшая основное внимание разбору текстов) и психолого — лингвистическая — (внедрявшаяся совсем глубоко в недра языка и его составляющих). Можно утверждать, что исследованием заговоров занимались с полноценно научной точки зрения и этот факт никак нельзя оспорить.

Активную исследовательскую работу остановил октябрьский переворот 1917-го года. Большевики, как известно, были атеистами и всякое народное проявление, не укладывавшееся в учение марксизма — ленинизма, просто объявляли пережитком царизма, без всяких обсуждений и прений. Следующий всплеск интереса науки к заговорам, случился уже после крушения СССР и бурного расцвета различного рода потомственных магов, целителей, знахарей и тому подобной братии.

Г. Мясоедов «Знахарь»

Колдуны, знахари и ведуны

В 2016-ом году вышла в свет монография Е. Б. Смилянской «Волшебники. Богохульники. Еретики — Народная религиозность и «духовные преступления» в России XVIII века» в которой она представляет практику народных заговоров, как «народное христианство» в некий противовес христианству церковному «синодальному».

Эта точка зрения основана на множественных упоминаниях в заговорах библейских персонажей и христианской специфической лексики. Но этому есть и другое объяснение. В статье Поворотная точка русской истории — религиозный раскол 17-го века я рассказывал о поворотном событии в жизни Русского царства — церковной реформе 1650-ых годов, когда новая царствующая династия Романовых, стала активно продвигать греческий вариант христианства.

Всё это вылилось в без преувеличения войну с русским фольклором, в том числе и с практикой заговоров. Церковь и новая власть, пытались с корнем вырвать из народа прижившийся вариант двоеверия. Под удар попали, в первую очередь, самые яркие носители фольклора: знахари, баяны (певцы-сказители), скоморохи, офени и так далее.

В частности, А. В. Пыжиков ссылается на известный указ императрицы  Анны Иоанновны о карательных мерах по борьбе с знахарством (доступен в оцифрованном виде в архиве). Согласно его, применялись наказания вплоть до смертной казни через сожжение, не только непосредственно к знахарям, но и к тем, кто к ним обращался по разным надобностям.

Поэтому вовсе неудивительно, что в заговоры были включены некоторые элементы созвучные христианской лексике, при этом всём, смысл заложенный в текстах остался неизменными. Это дало некоторую возможность легализации знахарского ремесла, без которого в деревне было туго. Как вы понимаете, идти крестьянину с болезнями и бытовыми проблемами было некуда и не к кому. Приспособились.

Интересно, что одни и те же люди назывались знахарями и колдунами, если свой, деревенский, состоящий в общине, значит знахарь. А если чужой, к кому обращались по разным тёмным делам (свой состоял в круговой поруке и не стал бы ни при каком раскладе вредить внутри своей общины), значит колдун. На таких чужих колунов — вредителей, крестьяне зачастую жаловались, связывая с ними все свои хозяйские беды.

Все знахари имели узкую специализацию, переданную им по наследству. Универсалами считались ведающие не привязанные к одному месту, так называемые странники, вбиравшие в себя знания многих и многих встреченных ими знахарей. Таких людей часто путают с «бегунами» или беспоповцами, самыми радикальными приверженцами старой веры, но о них речь пойдёт в отдельной статье языческой серии.

баба-яга и избушка на курьих ножках в ожидании добра молодца

Язычество или христианство?

Следует особо отметить, что знахарство было отнюдь не просто чтением скороговоркой неких волшебных слов, к каждому наговору готовились, воспроизводя строгие обряды и даже постясь. Такой же серьёзный подход применялся и к пению былин, нельзя было просто спеть, как сейчас поют за столом или на завалинке. Это были по сути своей обрядовые действия, со строгой последовательностью и выверенными текстами.

Самым частым упоминанием в заговорах был Алатырь-камень, не имеющий ровно никакого отношения к христианству. Помещали его обычно «на острове Буяне в море-окияне», то есть в священном месте, главном храмовом комплексе славянских божеств. И даже библейские персонажи сидят на Алатыре-камне, стреляя с него стрелами. Если считать заговоры энергетическими инструментами, то Алатырь — это источник.

Также часто упоминается «чисто-поле», которое можно сравнить с особым состоянием психики, подготовленной (очищенной предварительными постами и обрядами) к внесению некоторых изменений посредством воздействия заговора. Здесь можно вспомнить о жизненной философии славян, основанной на «ветрах» — волновых вибрациях всего сущего. Оно также не связано с церковным (синодальным) христианством.

Есть в заговорной практике, как уже говорилось ранее и библейские персонажи, одним из самых ярких является Богородица — Дева Мария. Ряд исследователей фольклора склонны видеть в нём заменённый образ утренней Зари, к которому с особым трепетом относятся в фольклоре. Все наговоры и заговоры ориентированы строго на Восток, туда где восходит солнце, является Заря, накрывающая своим покровом страждущих.

старуха-знахарка

«…Только постигнув древнюю душу и узнав её отношения к природе, мы можем вступить в тёмную область гаданий и заклинаний, в которых больше всего сохранилась древняя сущность чужого для нас ощущения мира. Современному уму всякое заклинание должно казаться порождением народной темноты: во всех своих частях оно для него нелепо и странно. Так некогда относилась к нему и наука…» — А. Блок «Поэзия заговоров и заклинаний».

Безусловно, рассуждения и версии на этот счёт имеются самые разные и озвученные в данной статье взгляды, не претендуют на единственно верные, но возможно они дадут нам возможность приблизится к лучшему пониманию внутреннего мира наших предков. Продолжение читайте в следующей статье Возрождение славянской народной Веры.

Копирование текста, только с указанием имени автора и активной ссылкой на сайт — первоисточник: Великая Евразия.

Оцените статью
Великая Евразия
Добавить комментарий